Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ЧБ

Постепенно набралась целая книга

ЧБ

"Жеребец Баловник и его потомство"

roman_shmarakov со знанием дела пишет:

А лет через тысячу, когда что Бородинское сражение, что бой Тидея с фивянами будут выглядеть одинаковой архаикой, на Лермонтова будут писать такие примерно комментарии:

И вот нашли большое поле: Есть разгуляться где на воле! – Аллюзия на Ломоносова («Широкое открыто поле, Где Музам путь свой простирать! Твоей великодушной воле Что можем за сие воздать?») указывает на то, что речь идет о цивилизованной войне, покрови­тельствуемой Афиной, в отличие от дикой, находящейся под патронажем Ареса.

И леса синие верхушки. – Указание, дающее возможность локализовать сражение у Кремлевской стены (точное местонахождение неизвестно), относительно которой в ис­точниках сообщается, что она была с обеих сторон обсажена голубыми елями (т.н. засеч­ная черта).

Тут как тут. – Выражение, в поэтическом языке этой эпохи применяемое sensu pro­prio к нечистой силе (ср. Пушкин: «Вздыхал, вздыхал, а дьявол тут как тут»; Пастернак: «Чуть ночь, мой демон тут как тут»), отсюда в метафорическом смысле – к врагам (Не­красов: «Гоню врага, хочу его забыть, Он тут как тут!»), ежам (Хемницер: «Уж зайцы от ежа и в угол, и в другой. Но еж как тут, как тут, у зайцев за пятой») и третьим (Майков: «А и третий – он уж тут как тут»). На французов, вероятно, выражение метонимически перенесено от третьих.

И вот на поле грозной сечи Ночная пала тень. – Характерная для романтизма тяга к местному колориту. Ночная тень была яркой приметой окрестностей Москвы, часто упо­минаемой современниками (ср. напр. Давыдов: «Умолкнул бой. Ночная тень Москвы ок­рестность покрывает; Вдали Кутузова курень Один, как звездочка, сверкает»).

Полковник наш рожден был хватом. – Это дает возможность установить фамилию полковника – Булгаков. Лермонтов, близко знакомый с его семьей, посвятил его отцу следующие строки: «На вздор и шалости ты хват И мастер на безделки».

Уланы с пестрыми значками, Драгуны с конскими хвостами. – Строгий отбор в уланы заключался, среди прочего, в наличии наградного значка ГТО, получаемого по ре­зультатам юношеской инициации. В драгуны же отбирали лишь носителей атавистиче­ских признаков, присутствие которых в войске считалось хорошей приметой. В целом двустишие указывает на комбинированную атаку элитных войск и неорганизованной и плохо вооруженной пехоты, предназначенной для психологического устрашения против­ника.

Земля тряслась – как наши груди. – Контаминация полустиший Жуковского («Бомбы падали дождем, И земля тряслась кругом») и Апухтина («Бьются ровно наши груди, Оди­ноки вечера»). Центонная техника крайне характерна для такого поэта-александрийца, как Лермонтов.

Смешались в кучу кони, люди. – Аллюзия на Некрасова («Слились в комок целко­вики») дает возможность представить битву как превращение космоса в нерасчлененный хаос (частый топос торжественной оды, под влиянием Лермонтова появляющийся также у Николева в оде на взятие Очакова).
ЧБ

"Найди-ка рифму на "рак и рыба"!" - "Дурак Бардыга!"

"А "рыба и рак"?" - "Бардыга дурак!"

Полковник Н.С.Бардыго. Российский военный мундир. Нереализованные проекты // "Военно-исторический журнал", №11, 2006 г.

Дядя, по-видимому, даже не сподобился надёргать картинок из "Цейхгауза" на совесть или понудить к тому лейтенанта потолковее.

Думаю, к таким надо применять принципы, изложенные в нижеприведённом руководстве:



В общем, лишний раз убеждаюсь, что "ВИЖ" - это, прежде всего, неприкосновенный запас туалетной бумаги, к истории имеющий очень опосредованное отношение.
(Книжный раритет раскопал leib_hussar).
ЧБ

Pasany from the Rayon

ЧБ

К вопросу о "пространственности русского синтаксиса"

Просто разные авторы по-разному ставят знаки препинания, хотя при этом выражают мысли одинаковой сложности. (Я подразумеваю не интеллектуальную и даже не идейную сложность их текстов, а многочленность мысли). В наши дни чаще ставят точки. Но это вовсе не значит, что Веллер (и даже порою Донцова) пытаются выразить мысли менее многочленные, чем те, что встречались у Гоголя или Достоевского. Алексей Николаевич Толстой ставил точки чаще, чем Лев Николаевич. Но текст его сплошь и рядом оказывается не менее насыщен деталями и связями (хотя, наверное, менее глубок). Прочтите Пушкина или Алексея Толстого вслух и попробуйте сравнить с Гоголем, Львом Толстым или Достоевским. Понятно, что это разные авторы, каждый со своими особенностями, со своими достоинствами и, страшно сказать, недостатками. Но если не помнить пунктуационной манеры каждого из них, невозможно сказать, кто где ставит точку, а где запятую, тире, двоеточие, скобки, точку с запятой, восклицательный или вопросительный взгляд в середине предложения. Так что чушь эти все разговоры о "пространственности русского синтаксиса" или русской склонности к демагогии в силу пространств, падежей и рабской сущности - почитайте любую англоязычную публицистику, чем высокоидейней, тем лучше, где одну и ту же мысль без конца пережёвывают то в нейтральных галлизмах, то в высокоумных латинизмах, то в германском просторечии, в стиле "объясняю для дураков". (http://m-yu-sokolov.livejournal.com/384515.html).

Совершенно восхитило: Кто-то рекордом по информативности и в то же время краткости назвал пушкинскую фразу: "Ах, наконец достигли мы ворот Мадрита!". Как-то по учёному всё обосновал. (http://m-yu-sokolov.livejournal.com/384515.html?thread=19401475#t19401475).
ЧБ

Глава 4. Ветряные мельницы (2)



Довоенный клавишно-белый кафель почти без швов – каким ещё раньше покрывали печи-голландки – за несколько лет Дининой бурной юности был расписан фломастерами в самой нигилистической манере. Сама Дина (в крещении – Дигна), дочка Мариночки Минотаурян, в прошлом году вышла замуж и теперь сидела с маленьким орущим бунтарём, на собственной шкуре познавая прелесть начальной стадии вечного конфликта. Свекровь уверяла, что её сыновья тоже, слава Богу, лежмя не лежали и сиднем не сидели, но такого писуна и горлопана в своей родне она припомнить не могла. Вдобавок Павел (со всеобщего согласия названный свекровью в честь Маккартни) чрезвычайно рано проявил крайнюю общительность и под угрозой акустического оружия требовал, чтобы с ним поддерживали постоянный контакт. Совокупных усилий четырёх человек едва хватало, чтобы обеспечить всем по восемь часов сна (правда, в самое неудобное время). Read more...Collapse )

Пролог. Сделка на балу (1).
Пролог. Сделка на балу (2).
Пролог. Сделка на балу (3).
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЭЛЕМЕНТЫ.
Глава 1. Конференция (1).
Глава 1. Конференция (2).
Глава 2. Our Mutual Friend (1).
Глава 2. Out Mutual Friend (2).
Глава 3. Женщины, хавра и всё остальное (1).
Глава 3. Женщины, хавра и всё остальное (2).
Глава 4. Ветряные мельницы (1).
ЧБ

Глава 2. Our Mutual Friend

Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых, и не стоит на пути грешных, и не сидит в собрании развратителей.
Псалтырь, 1:1

О чём ты молился, возлюбленный брат мой,
шепча золотую латынь?
Чему ты смеялся, возлюбленный брат мой,
когда она шла к окончанью?
Мы будем молчать, потому что слова
разрывают небесную стынь.
Мы будем молчать
и заштопаем небо молчаньем.
Лариса Бочарова




Председатель Особой комиссии Евгений Маркеллович Скопин оторвал от стола тяжёлый фарфоровый чайник, разукрашенный орденскими регалиями (владимирские ленты и чёрно-красные кресты с автопортретом Пушкина), и налил ещё чаю - гостю и себе. Гость - аппетитный толстяк, похожий на батон докторской колбасы, розоволицый, лысый, жизнерадостно выпиравший из клубного пиджака с пушкинской звездой и из белой рубашки с расстёгнутым воротом, - вкусил всех прелестей рассыпчатой корзиночки с кремом, запил чаем и, довольно отдуваясь, напомнил хозяину:
- Евгений Маркеллович, всё-таки постарайтесь разобраться с этими негодяями. Это ж не медики, а шаманы. Они со своими чёртовыми чудодейственными амулетами не просто купоны стригут, но ведь, гады, отбивают народ от лечения. Это ж не просто мошенничество, а целый букет статей, и всё с пунктом про тяжкие последствия. Так всем и объясняйте. Прямо так, точно малым детям - иначе начальство не поймёт.
- Объясню, - ответил Евгений Маркеллович, дожевав корзиночку. - Потоцкому объясню, Гайдученко объясню, с Арефьевым завтра же всё обсудим в приватной обстановке. Он придумает, как подложить этим гадам ежа в штаны.
- Э-хе-хе, - мрачно проговорил гость, растормашив бумажную салфетку в пухлых руках. - Почему разное жульё открывает парадные двери ногой, а приличные люди должны скакать по чёрным лестницам, вступая во всякое... Только на вас и надеемся, Евгений Маркеллович. Если, не дай Бог, что понадобится, я всегда к вашим услугам.
Дверь бесшумно отворилась, и на пороге кабинета, как мимолётное виденье, как гений чего-то там, дыша духами и туманами, появился Аргенид Анджиевский - странное существо в синем сюртуке и многоцветном двубортном жилете.
- Да, Аргенид Аполлонович? - вопросил хозяин. Read more...Collapse )

Пролог. Сделка на балу (1).
Пролог. Сделка на балу (2).
Пролог. Сделка на балу (3).
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЭЛЕМЕНТЫ.
Глава 1. Конференция (1).
Глава 1. Конференция (2).
ЧБ

Наследники Петрушки

Зашедший в «ЛГ» обмен мнениями об учебниках литературы касается уже столь тонких (для неспециалиста) материй, что вспоминается персонаж известного артиста, предлагавший от педагогических вопросов перейти к первичному: «С кем быть ребятёнку-то?» В самом деле, что читать школьнику, прежде чем он сможет понять, что такое «литературный процесс»? Учебник литературы всё-таки вторичен. Первичны доступные книги. Сведения о десятках писателей бессмысленны, если вносятся в голову, не усвоившую «с чувством» и «с толком» хотя бы несколько хороших книг. Нельзя сказать, что в деле книгоиздания и книгораспространения всё блестяще, но книги, изучаемые по программе, школьникам доступны. Всё-таки живы ещё многие миллионы домашних библиотек; магазины (пускай распределённые по стране с пугающей неровностью) заполнены, в том числе, и довольно дешёвой классикой. В школьные библиотеки поступают книги, именно для того и выпущенные, согласованные как будто с учебной программой и с пожеланиями по внеклассному чтению. Read more...Collapse )

P.S. Предшествующий обмен мнениями с г-жой Поленовой: http://polenova.livejournal.com/99844.html?thread=1684996#t1684996
ЧБ

Женщина с изюбринкой

У одарённой и эрудированной Юлии Латыниной в романе «Колдуны и империя» (1996 г.) углядеть параллели с нашей действительностью нетрудно, они рассыпаны на каждой странице. «Когда государство слабо, чиновники корыстолюбивы, знамения прискорбны, урожаи скудны, а земледельцы будучи не в состоянии прокормиться, уходят с земли и пускаются в торговлю». Про кого это? Про планету Вея?
Но истинно фантастическая модель хороша тем, что заставляет смотреть на простые вещи с непривычной точки зрения. Беда в том, что в «Колдунах и империи» угол зрения – обычный, только имена и декорации иные. Надо ли тратить столько усилий, чтобы сообщить читателю императивы, о которых он ежедневно читает в газетах? Честное слово, я и раньше знал, что коррупция, невежество, предательство осуждаемы наукой этикой, а у некоторых людей даже и обыкновенной совестью.

(В.А.Ревич, критик, крупнейший специалист по русской фантастике (1929-1997), из книги "Перекрёсток утопий", гл.12).


Впрочем, это было на заре большой литературной и общественной карьеры. Ныне у меня сложилось впечатление, что под благотворным воздействием длительных занятий разными видами словесности Ю.Латыниной удалось преодолеть болезни роста: её отношение к "коррупции, невежеству, предательству" значительно усложнилось. Завершённый образ её не может не зачаровывать многосторонним совершенством:

Застывая в экстазе, как статуя,
Органичен и самодостаточен.
Ограничен в своей органичности,
Органичен в своей ограниченности.


За стих спасибо Б.Г.Режабеку, биофизику и поэту, одному из двух основоположников цитоэтологии и единственному основоположнику нанобионики (согласно автобиографии, "родился в 1939 году, ещё жив").
ЧБ

Демосий рыжий, конопатый (стихи чужия, но любимыя)

Это стихотворение Б.Г.Режабека очень понравилось А.Ф.Лосеву.

Рыжий Демосий, презреннейший раб Аристида Кривого,
В тряпке потёртой и молью побитой хранил, нечестивец,
Драхму сто двадцать одну возле статуи Гермеса
В храме богини Афины близ славного города Фивы.

Каждую среду и пятницу, раз в две недели - во вторник
Мерзкий Демосий, взобравшись на храма верхушку,
Метко мочился оттуда на спины случайных прохожих,
Портя котурны им и златотканые тоги.

Раз (это было во вторник) мудрец проходящий,
Голову кверху задравши, узрел негодяя.
Вытер лицо и, кротко к нему обратившись,
Рек: "Ты, что стоишь в вышине там, подобный фонтану,
Знаешь ли ты, что такое Римана функция-дзета?"
"Нет", - скромно Демосий ответствовал.
И продолжал своё дело.