Category: литература

ЧБ

"Найди-ка рифму на "рак и рыба"!" - "Дурак Бардыга!"

"А "рыба и рак"?" - "Бардыга дурак!"

Полковник Н.С.Бардыго. Российский военный мундир. Нереализованные проекты // "Военно-исторический журнал", №11, 2006 г.

Дядя, по-видимому, даже не сподобился надёргать картинок из "Цейхгауза" на совесть или понудить к тому лейтенанта потолковее.

Думаю, к таким надо применять принципы, изложенные в нижеприведённом руководстве:



В общем, лишний раз убеждаюсь, что "ВИЖ" - это, прежде всего, неприкосновенный запас туалетной бумаги, к истории имеющий очень опосредованное отношение.
(Книжный раритет раскопал leib_hussar).
ЧБ

Изыдите, мастера культуры!

Опубликовали.
Но в оригинале было лучше:

"Мы все хотим цензуры", - твердит общество. Оставим в покое тех "освободителей", кто мечтает о диктатуре "агрессивно-непослушного меньшинства". Спросим, какой цензуры хочет "агрессивно-послушное большинство". Запрета на уязвление не только президента и премьера, но министров и управдомов? Ничего подобного. Большинство хочет, чтоб ребёнка не страшно было оставить наедине с телевизором. Чтоб их самих не искушали бесконечной грязью, замаскированной подо что угодно. А наиболее просвещённой части этого большинства хотелось бы, чтоб кустарщина и пошлость не прикрывались правительственными мандатами или, по крайности, уверениями в своей аполитичности.

Безусловно, мало радости можно узреть в оккупации главных телемощностей - в лучшем случае - бесконечными "весёлыми стартами" для детей с изрядными бюстами. Но нынешнее торгово-балаганное телевидение с приливом крови к бедренным мышцам – в какой-то мере, возмездие за перестроечное и постперестроечное нашествие псевдоумственной тухлятины. За дискуссии "Спасёт ли красота мир?" За детские книжки, экранизированные под Тарковского и Сокурова. За пакостную манеру превращать любую тему в мутный видео- и звукоряд, что сродни комьям краскостеклокерамики, заполняющим выставки и художественные салоны.Read more...Collapse )
ЧБ

Наследники Петрушки

Зашедший в «ЛГ» обмен мнениями об учебниках литературы касается уже столь тонких (для неспециалиста) материй, что вспоминается персонаж известного артиста, предлагавший от педагогических вопросов перейти к первичному: «С кем быть ребятёнку-то?» В самом деле, что читать школьнику, прежде чем он сможет понять, что такое «литературный процесс»? Учебник литературы всё-таки вторичен. Первичны доступные книги. Сведения о десятках писателей бессмысленны, если вносятся в голову, не усвоившую «с чувством» и «с толком» хотя бы несколько хороших книг. Нельзя сказать, что в деле книгоиздания и книгораспространения всё блестяще, но книги, изучаемые по программе, школьникам доступны. Всё-таки живы ещё многие миллионы домашних библиотек; магазины (пускай распределённые по стране с пугающей неровностью) заполнены, в том числе, и довольно дешёвой классикой. В школьные библиотеки поступают книги, именно для того и выпущенные, согласованные как будто с учебной программой и с пожеланиями по внеклассному чтению. Read more...Collapse )

P.S. Предшествующий обмен мнениями с г-жой Поленовой: http://polenova.livejournal.com/99844.html?thread=1684996#t1684996
ЧБ

Александр Привалов о Николае Олейникове

"Эти люди, Олейников и его товарищи — Заболоцкий, Хармс, Введенский, взялись за неимоверной сложности работу. Они осознали себя безоружными: в их распоряжении не было слов, пригодных для выражения того, что им нужно было выразить. От слов, имеющихся в литературном арсенале, их тошнило — точнее, не от самих слов, а от неизбежно сопровождающих слова смысловых ореолов — символистских, акмеистских, более давних. «Все слова с ореолами и определившимся знаком ценности выражают не то или не совсем то состояние сознания. Они не точны» (Лидия Гинзбург). Нужно было добиться, чтобы хоть какие-то слова освободились от наслоений и снова стали точны и честны. Олейников был замечательно одарён как будто именно для этой неподъёмной задачи. После какого-то разговора с ним Гинзбург записала для себя: «[...] Точность вкуса, изощрённое понимание всего, но при этом ум его и поведение как-то иначе устроены, чем у большинства из нас; нет у него староинтеллигентского наследия». Кроме того, он был дьявольски остроумен — и необыкновенно, разносторонне зол. Такой человек и взялся, как сказано в манифесте обериутов, смотреть на предметы голыми глазами.

"(В сущности, точно такая же задача ждёт добровольцев сегодня, только не в литературной, а в общественной области. У нас тоже на словах всех лексиконов — «демократического» и «патриотического», «либерального» и «государственного», «революционного» и «охранительного» — висит лохматая грязь от долгого и неаккуратного использования адептами соответствующего течения и их оппонентами. Все эти слова уже катастрофически не точны, пользоваться ими тошно — и, в общем, бесполезно. Указания на необходимость нового политического языка иногда встречаются, попыток его создания — почти нет.)"

http://www.expert.ru/columns/2007/04/23/raznoe/