December 26th, 2011

ЧБ

Падение Кунсткамеры. Глава 3 (ч. 1)

Глава 3.
Женщины, хавра и всё остальное.


Они изрыгают дерзкие речи; величаются все, делающие беззаконие.
Псалтырь, 93:4

...И боятся чёрных крыльев
Все, кто ходит по земле.
Лариса Бочарова

По комнате плавали змейки терпкого дыма. В бледном чаду под нето-ропливую музыку две несвежие блондинки танцевали беззатейливую импровизацию. Они были в тех летах, когда вольные женщины выходят из разряда невест и либо становятся охотницами, либо догуливают своё в качестве всеобщей добычи. Держа друг друга за руку, женщины то чуть расходились и галантно раскланивались, то сходились, прижимаясь друг к другу грудью.

Ты воистину был свежее,
Чем Линá в подвенечном платье,
Подставлял поцелуям шею,
Умирая в моих объятьях! -

пропела та, что была постарше и явно играла в танце роль кавалера. Овальное, чуть одутловатое лицо, тёмные припухлости под унылыми глазами, слабые волосы, собранные на затылке в золотистую сетку, складывались в образ пикантно-некрасивый, притягательный своим распадным ароматом.

Вторая обладала чертами более правильными и менее измождёнными. Пожалуй, она могла бы хоть сейчас блеснуть где угодно - лишь слегка загримировавшись и даже ничего не делая со своими распущенными волнистыми волосами до лопаток.

Женщины соединили руки, откинулись, и старшая пропела, расслабив сильную шею:

Ра-расцветает седина...
Где ты лет моих весна?
А в порту цветёт миндаль,
И ничего не жаль...

Музыку на миг перекрыл омерзительный звонок, сложившийся будто из ночного кошачьего ора и лязга собачьей цепи. Сопоставив богатое убранство апартаментов и этот пакостный звук, можно было бы предположить, что хозяева в квартире не обитали, а сдавали её весьма состоятельным квартирантам, причём последние либо не принимали гостей, либо обладали нервами незаурядными.

Менее поношенная блондинка удалилась в прихожую, чтобы вернуться в сопровождении Мстислава Сергеевича Гора.Read more...Collapse )
ЧБ

Падение Кунсткамеры. Глава 3 (ч. 2)

* * *
Девушек сменили разноцветные молодые люди в нестерпимо крошечных плавках, похожих больше на гигиенические средства. Эти хоть не пели.

- А вам нравится Татьяна Згрыдзенко? – спросила разомлевшая Ингеборга. Это была её вторая реплика, услышанная Мстиславом Сергеевичем за три часа.
- Это олимпийская чемпионка, что ли? – вяло уточнил Гор.
Ингеборга восторженно кивнула.
- Она стерва! – многозначительно ответил Гор.
Ингеборга опять восторженно кивнула.
Иха поэтически спросила:
- Помните Мехико?

Гор прокрутил в мозгу картинки всемирного атласа злачных мест. Меньшинством впечатлений он был обязан молодости, довольно быстро минувшей, что всегда к лучшему. Большинством же – сотрудничеству с Ихой и несколькими ей подобными. Впрочем, из всех оставалась она одна. Других уже не было. Вообще.

- Нет, вы не то вспоминаете! – прервала его Иха. – Я имею в виду сенатора. Там он был прозрачен, как рыбка в аквариуме. Всё дерьмо на просвет видно... Да! “Кейн Груп”, “Фэриси, Скрайб энд партнерс” и пятёрка в сенате. Вот с кем нужно договориться, если мы не хотим через полгода получить фирму-конкурента. Не ровён час, весь товар ледорубами попортят.

- Иха... Их... Интуиция! – только и смог выпалить Гор.
- Встретитесь в опере. Он это дело любит. Засеките, пролорнируйте и тащите в буфет!
“Не оперу он любит, а статус, – подумал Гор. – Я не ковбой, не беспоповец и не стригальник, мне статус подчёркивать ни к чему. Но дóмина Иха правильно мыслит. Одна толковая девочка на ораву тунеядцев. Красный отдел – переформировать. Всем перчатками по морде! Лично врежу… Су-Хутам-Лу-младшего – понизить в должности. Аамсона-старшего – к чертям на пенсию. Раме за прошлые подвиги – строгий выговор с предупреждением. Аналитики хреновы!”

Тут на Гора сильно пахнýло духами. Краем глаза он увидал распахнутый жакет цвета арбузной мякоти и такой же топ, за край которого запалами зацепились две крупнокалиберные гренады – взрыва каждой было бы достаточно, чтобы скосить целый батальон, атакующий сомкнутым строем.Read more...Collapse )