October 8th, 2011

ЧБ

Карго-скорбь

Cегодняшняя массовая "скорбь" по С.Джобсу отвращает. Ладно, понимаю, если бы люди просто сожалели о том, что умер большой ум (увы, такое редко случается). Понятно было бы, скорби они об очередном Майкле Джексоне - это была бы тоже скорбь легковесная, фальшеватая, но симпатия к популярному артисту (или к светскому, даже в самом хорошем смысле, персонажу вроде Кеннеди) так устроена, что переходит в сильную привязанность, почти настоящую любовь. Но Джобс - не просто симпатичный медийный персонаж или признанный ум. Это человек, связанный с цацками, ставшими объектами культа, ничем разумным не обоснованного. Жрец и идол чистой воды карго-культа. Сегодняшние интернет-слёзки, возложения куда ни попадя цветов и свечечек так же противоестественны, как давка в ночных очередях за очередным Джобсовым внедрением и продажа за неё почек.
ЧБ

Рыбный переулок





Сколько раз проходил почти рядом и вовсе мимо - не замечал.

Теперь бы, наверное, заметил, но чаще бываю в других краях - с другой стороны от Кремля.

Ящики и сосуды, привезённые заморскими гостями, признаться, не очень - художник перемудрил. А вот плывущий ввстречу солнцу корабль прекрасен.

P.S. Вспомнилась дивная рождественская открытка 70-х. Вероятно, швейцарская. Трогательный почтовый поезд, нагруженный ящиками (на них нарисованы почтальонские рожки) делает путь сквозь снежный вечер, везёт, везёт подарки, подарки нам с тобой. Отличный и трогательный фриз получился бы по этому рисунку!
ЧБ

Не из-за них ли так тошно называться свободным?



Очередные размышления очередного "реально интеллигентного человека"
. Теперь, значит, о Джобсе. Знаете, с каких пирогов такого рода людей не может быть в России?

На недавней встрече с литераторами наш кандидат в пожизненные президенты невольно, но доходчиво объяснил, почему в современной России нет и не может быть никакого Стива Джобса, жизнь которого — неопровержимое доказательство возможностей свободного гения в свободной стране. Такой человек может существенно изменить реальность в мировом масштабе, что обычно под силу только природе.

В конце встречи с писателями, завершая диалог с Татьяной Устиновой, Путин отметил ее реплику: «Я за свободу с чистой совестью». И обрамил её фразой, по стилю больше похожей на тост: «Пускай у нас у всех будет максимальная свобода, но давайте при этом никогда не забывать про совесть». Это прозвучало не только ответом на давнюю реплику уходящего престолоблюстителя «свобода лучше несвободы». Это реальное кредо нашей циничной и вроде бы не имеющей ничего святого, кроме личной нормы прибыли, власти.
[Прямо странно такое слышать от людей, рассуждавших когда-то о том, что все должны стать предпринимателями или сдохнуть. Чего ж не нравится? "Здесь всё понятно. Люди деньги зарабатывают".]

Противопоставлять свободу и совесть — давняя традиция всех авторитарных режимов и практически любого российского. [В таком случае, практически российским режимом является любой, существовавший в мире до последних десятилетий ХХ века, ибо в самых свободных странах представления о свободе и общественной нравственности заметно отличались от нынешних.]

В этом смысле какой-нибудь Победоносцев несильно отличался от авторов Морального кодекса строителя коммунизма или РПЦ. [РПЦ, вся, целиком, официально выступала на этот счёт и так и сказала: "Свободным быть бессовестно"? Наверное, процитировав особую заповедь из "Морального кодекса строителей коммунизма".]

Совесть — не функция правящей партии, государства, церкви, премьера, национального лидера.[Уже и церковь нельзя пустить на "посоветоваться".] Это сфера исключительной естественной монополии отдельной человеческой души. Технологии превращения человека в часть безмозглой стаи, в одного из «наших» (можно и с большой буквы), не отличимого от другого, как раз и не позволяют развить эту функцию. [Ага, "Борис, борись!" "Голосуй или проиграешь!"]

Про атмосферу и говорить нечего: достаточно того, что сколько-нибудь разумным людям приходится придумывать объяснения, зачем здесь оставаться, и не приходится объяснять, почему отсюда лучше бы уехать. [Вообще-то, "уехать" - дело тяжкое, особенно для людей, не имеющих для этого задела. Даже с одной только востребованной национальностью или профессией манатки так просто не соберёшь. Мало ли людей, у которых мыслей о том, чтобы "валить" не возникает, или возникает мысль о том, что они не Семён таки Новопрудский и остаться всяко проще, чем уехать? Надо ли их считать "не сколько-нибудь разумными" или просто идиотами, если ехать им некуда, а частью безмозглой стаи (свинячьей) они становиться не хотят? Ср. также с циническим отношением новопрудских прошлой модели к тем, кто не физически не мог стать "деловарами с башлями".]

В общем, всем, кто вынужден существовать в этой путинской России и остаться личностями, придется быть «бессовестно свободными». Похоже, это единственный способ сохранить здесь совесть чистой.

Вот потому-то и тошно быть "свободным". Слишком долго нас призывали быть "бессовестно свободными". И заодно - безмозгло. Теперь, значит, захотели быть совестливыми. Благо, есть на фоне кого. Но деловарская раскрасочка так быстро не сойдёт, от блатного цирканья быстро не отвыкнешь.