June 23rd, 2011

ЧБ

Из "Падения Кунсткамеры"

С пыхтением и скрыпом через вполне свободный проход к кафедре протолкался Андрей Андреич (он же Андрюша) Сахаров, бляхеровский аспирант, которого Бляхер с гордостью величал третьим академиком Сахаровым, а многие другие за глаза называли попросту Диабетом. Эти многие недолюбливали Андрюшу не за душевные качества (которых за ним никто, в общем, не подмечал), а за совершенно бессознательную, природную противность. Она не сводилась к наружности (Андрюша был не толстым, не обрюзгшим, а каким-то опухшим), не ограничивалась очёчно-свитерковой затруханностью, а была сродни активной противности Кудесника. Но тихой нелюбви Андрюша в упор не видел (как не видел массы других вещей самого разного характера – от чужих ног на своём пути до всего, что противоречило бляхеровской теории неизбежной, скоропостижной и всеобщей латинизации алфавитов). Через плечо на Андрюше висела сумка с эмблемой древнего медицинского конгресса. Из сумки торчали жёваные тетради.

- Противный тип! – сложив рупором ладони, шепнул профессору Мстислав Сергеевич.
Виктору Петровичу захотелось вступиться за Андрюшу, но тот, забравшийся на кафедру, высморкался перед микрофоном и загнусавил, в конце каждой фразы давая «петуха», будто речь велась в китайском кукольном театре. Доклад Сахарова “ЧХ и проблема абортивно-постимперского менталитета” был крайне зол. Андрюша уличал несчастного академика Неверенко в попытках натравить красно-коричневых на весь цивилизованный мир. При этом он перевирал и без того путаные доказательства чистохронологов.
Мстислав Сергеевич плавно повернулся вполоборота к аспиранткам и профессору и дельно поделился с ними:
- Низкий уровень, тяжёлый случай...
- Не-ет… – еле слышно для профессора простонал Рябинович, увидавший, кто обращается к Виктору Петровичу.
- У вас иное мнение? – улыбнулся Мстислав Сергеевич, уловив на диво стон Рябиновича.
- А-а… – пискнул доцент.
- Согласен, – жёстко одобрил Мстислав Сергеевич.
Сидевший перед Рябиновичем седогривый обернулся и сказал:
- Это вообще не уровень, Мстислав Сергеич...
Потрясённые встречей, друзья сразу потеряли нить Андрюшиного выступления, но те, у кого Беспамятых потом осведомлялся, утверждали: пересказывать, что произносил Андрюша, почти бесполезно. (А Рябинович узнать и не пытался и в ответ на касание профессором этой темы только вздрагивал и вбирал голову в плечи по самые очки).Read more...Collapse )