June 3rd, 2011

ЧБ

Из "Падения Кунсткамеры". Пожалуй, начало

- Решайте сами, положение у вас отчаянное. Протянете до первой встряски, а там - съедят.
- Я готов. Но за других не ручаюсь.
- Думаете, они в лучшем положении?
- Да все мы как на вулкане. Наверное, не без вашей помощи.
- Не стоит грешить на внешние силы.
- Другой бы счёл это за комплимент.
- Я в комплиментах не нуждаюсь. Так, и что другие?
- А поверят ли они? Это же ф-ф… фантастика… безумие!
- Понимаю. Государственному человеку лучше слыть вором, чем безумцем. Но кто ж называет карты прежде, чем открывает их? Все всё узнают, но в своё время, когда станут готовы согласиться с чем и на что угодно.
- Вы предлагаете действовать своими силами?
- Разумеется. Спасение нужно заслужить. Я мог бы обойтись и без вашей помощи – лишь немного подождать. Но к чему? Да и луна растёт, а это много хуже для всех. Дайте знать. До встречи.


- Что скажешь, майор? – старший задал типовой вопрос, но с личной досадой. – Они кого называют «Марсом»? Это что – разведка, секта, ложа? Что за ёперный театр?
- Не знаю… - уклонился от напора Фламмешверт. – Может, корпорация?
- Какая? Чем занимается? Жмых на шоколадки перегоняет, а в нас конкурентов видит? А «Луна» – это враждебная фирма по карамелькам? Замах-то какой! На самого Гонорьева вышли! И ведь ничего больше, и то по чистой случайности записали.
- Держите в уме и продолжайте в том же духе, - посоветовал Фламмешверт, давая понять, что в свою очередь и он становится старшим. – Будем считать, что этот разговор не имеет смысла. Пока не натолкнёмся на смысл.

* * *
Стояла вторая половина февраля - время, быть может, не самое утомительное и тоскливое, но полное ожиданий худшего. В самой сердцевине Города, среди крупичатых снежных куч и дорогих автомобилей, среди белёного кирпича и мало кому интересных витрин, подсвеченных ради раннего вечера, понемногу бурлило блестючее событие. Иные участники события даже не вполне разбирались, по какому поводу сборище. Главное, нужно было подвернуться под камеры и напомнить друг другу о своём существовании и статусе.

Отойдя в сторонку, тихо беседовали двое: мужчина в сером костюме, с едва ли не единственным на всех галстуком - алым, заправленным в жилет, и женщина в толстом жакете поверх тонкого платья. Женщина была интересна окружающим, косившимся на неё, а то и подмигивавшим ей фотографическими вспышками. На мужчину если и поглядывали, то из-за женщины. Он был чуть моложе средних лет, если на таковые приходится начало увядания, и внешность его была чуть занятнее заурядно-благообразной, если считать незаурядностью выпуклый лоб, аккуратную чёрную бородку и острый нос.

- Предельно расширьте первую группу, - он говорил весомо и настойчиво. - Вторую предельно сузьте по указанному принципу. Дайте публикацию по теме и загоните в топ. Это всё.

Женщина выглядела плохо и безвкусно, чтобы считать её молодой и стильной, но хорошо и дорого, чтобы просто назвать её потасканной и вульгарной.Read more...Collapse )
ЧБ

Онанисты развеселили

Об истинной десталинизации можно будет говорить только тогда, когда непростые для россиян исторические факты станут фактами в их школьных учебниках, а не только мячиками для политического жонглирования в руках кремлевских властителей. Ведь как уже давно сказала историк Кристина Керстен (Krystyna Kersten): власти России обнародуют только то, что уже давно известно, руководствуясь политическими соображениями, а не стремлением узнать историческую правду.

Именно это дозирование правды о совершенных над поляками преступлениях, повторяющиеся многие годы спектакли с возвращением катынских документов, эта циничная фальшь противоположной стороны приводят к тому, что многие молодые поляки вместо того, чтобы все больше узнавать о своей современной истории, все больше от нее устают. Отстаньте от нас с этой историей, - говорят они...


Даже потерял, откуда эта хрень. Но невелика потеря. Хрень вездесуща и неискоренима. И приводит, как и признаётся, ко хреновым результатам. Только вот не надо всё вновь валить на клятых москалей.