May 29th, 2011

ЧБ

Из "Падения Кунсткамеры"

На улице вместо ночи стояли сумерки. Пятница есть пятница, и вообще Скопин собрался пораньше, но и день удлинился. Посыпалась крупа – скорее, заледенелый дождь, прежде времени умилённо всплакнувший по уходящей зиме (а не снег, дорасходуемый согласно смете на сезон). Казасси в распахнутой коричневой норке уже согнула шею, чтобы нырнуть в машину, но скосилась, обернулась и подмигнула Скопину, пошевелив сапсаньими когтями, – крупинки отскакивали от жёстких волос, крашенных на тон темнее шубы; пара леденцов запрыгнула в декольте. Скопин улыбнулся ей и с печалью вспомнил другую норковую шубу – складками и цветом походившую на торт из мороженого в шоколадных переливах. Лиза, Лиза…

В мелких воспоминаниях Евгений Маркеллович добрался домой. Даже расклеенная в метро реклама Люкси Жолобовой (тоже выпустившей книгу с подзаголовком "бестселлер") навела его на мысли о Жозефине. "Дай мне руку, Жозефина! Жозефина убегает".Read more...Collapse )
ЧБ

О заголовках

Даша Митина (kolobok1973) отмечает:

Все мировые СМИ вышли с заголовками типа "Младич в тюрьме поедает клубнику" .

Оригинал сообщения выглядел так:
«...попросил доставить ему в тюрьму книги Гоголя, Толстого и Тургенева, клубнику и телевизор».