April 8th, 2011

ЧБ

Будет что пограбить

ЧБ

Из "Падения Кунсткамеры"

Продолжение этих (1, 2) фрагментов

Мстислав Сергеевич спокойным взором окинул обоих очень богатых людей и призвал:
- Миритесь, господа!
Застывший Гор отступать ни шагу не был намерен, а потому Маузер и Гусынин гренадерами шагнули вперёд и, поворотившись каждый к другому с усилием (будто дети, входящие в тёмную комнату), наконец-то вперились друг в друга, громоздкие и насупленные. Олег Петрович, учёный в детстве только хорошему и считавший, что кулаки должны быть с добром, решил наступить на горло собственной жабе.
- Здорово, комиссар! - пошутил Олег Петрович, протягивая лапу.
Маузер вспомнил, как там по тексту, и не стал возражать:
- Здорово, атаман.
Строгий Гор вопросил:
- Согласны ли вы принять нулевой вариант?
- Что ж мы, нелюди? – возмутился недоверию Гусынин.
- За неимением лучшего… – зло засмеялся Маузер.
Нулевой вариант состоял в том, что оба немножко теряли: Гусынин отказывался от, в общем, своего, а Маузер – от, в общем, чужого. Эти самоотверженные решения стоили им, в общем, равных нравственных мук, а потому вполне могли считаться нулевым вариантом.
- Мир, дружба, жвачка! – провозгласил Гусынин.
- Пуркуа бы и не па? – мудрёно примирился Маузер.
- Отлично, приступим! – скомандовал Гор и сел во главу стола.
Евгений Револьтович поместился по правую руку от него, Гусынин – по левую. Тётка, что пострашнее, села напротив Гора. Вторая встала за нею по стойке "смирно". За Гором вытянулся типман в тёмных очках. Алексей Порфирьевич рассудил, что коли здесь до того по-хорошему, шуткуя, разводят, бояться ничего конкретного не нужно. Жутко, мурашливо было от непоняток. Гор - это кто? Ясно, что большой человек, если с ним сам Валентин Алексеевич и даже сам Тилихонин считаются, но, как говорят в народе, чисто конкретно кто? Что за конь?
Мстислав Сергеевич из кармашка на груди выловил и развернул старинную держалку со стёклышками – короче, очки с ручкой – и чиркнул ими перед собой:
- Господа, признайтесь, вы довольны сегодняшним положением вещей?
- Нет, – первым вылез Помёткин.
- Я долго надеялся, что всё путём идёт и обтешется, – начал издали Гусынин. – А потом перестал: больно много… этого... нечестного. Мы учёные – никто сплошного братства не ждал. Но чтобы так, совсем наоборот… Потом снова надеялся. И где? За державу обидно. И духовности мало. Всё в мусоросжигание ушло.
Витяжников с расстановкой высказался в том смысле, что в чём-то его удовлетворяет форма, но не содержание, а в чём-то – наоборот.
Алексей Порфирьевич смекнул, что нужно, и сказал:
- Да об чём речь!
- Хреново всё! – поддержал его Желудёвочный.
- И людей жалко… – прибавил Гусынин.
- А вы что думаете? – обратился Мстислав Сергеевич к Осинину.
- Много ещё работать… – со вздохом отвечал губернатор.
- Отлично, господа! – Гор засиял, как отполированный. – Готовы ли вы бросить свои силы на борьбу с существующим строем? Разумеется, при поддержке дружественных сил всего мира?
- Ч-чиво-о? – тихо протянул Желудёвочный.Read more...Collapse )
ЧБ

"Дом Солнца" (часть первая)

Посмотрел первую половину фильма Гарика Сукачёва "Дом Солнца".

А неплохо. Особенно приятно видеть любимых женщин... э-э... какими они были на конец последней трети прошлого века.

P.S. Есть, конечно, передержки, вроде чрезмерно рьяного заметания спровоцированных на демонстрацию хиппи - этак и затоптать кого-нибудь можно было, а потом отвечай за инициативу. Сюжет с выскакиванием из автобуса, везущего в аэропорт, на самолёт в Болгарию - слишком уж непонятная для меня, прагматика, фигура, хоть без неё нет дальнейшего развития истории. Но больше всего раздражает круглая "капуста" на милицейских фуражках вместо разлапистой.