March 14th, 2011

ЧБ

Из "Падения Кунсткамеры"

В приёмную дверь была приоткрыта. Скопин услыхал и увидал беседу Анджиевского с Вележским, веселящимся за чайным столиком. Аргенид стоял посреди ковра, как обаятельный посетитель-бездельник, и по-свойски рассказывал дипломату о чём-то изрядно забавящем обоих:
- …Она ещё познакомила меня со своей подругой, подозрительно худой и подозрительно покашливавшей. С обеими мне пришлось часа четыре заниматься тем, что в этих кругах называется танцами. Я снискал уйму ориентальных комплиментов.
Дипломат хихикал, совсем по-детски и даже по-девчачьи. Скопин, удивлённый и тронутый, замер в дверях.
Вележский, впечатляя не меньше, чем впечатляясь, восхититился тенорком:
- Как ты только всё умеешь!
- Я всё умею, – подтвердил Аргенид и скупо изящно улыбнулся.
- Доброе утро, господа! – провозгласил входящий Скопин.
Анджиевский поклонился, став похожим на посла, вручившего верительную грамоту. Сюртук на нём был зелёный, а вместо жилета – скорее, короткий камзол со стоячим воротником, узорчатый, цвета зеленоватой чайной розы.
Вележский схватил руку Скопина своей большой, но тонкой рукою. При высоком росте и развитой пением грудной клетке он был похож на доброе очеловечившееся дерево, вроде старой ивы – немного скрипучее, но гибкое.
- Здравствуйте, здравствуйте, моей супруге Тамаре понравилось ваше выступление – она звонила из больницы, говорит, погубили страну… – начал Вележский, даже не дав хозяину вежливо справиться о здоровье супруги. – Тут есть один издательский проект, поэтому я проходил мимо. И вспомнил, что должен вам сообщить один факт. Или два. Во-первых, Костя Ерусланчик-Лазаревич, интересный исследователь на стыке, он уже умер лет пять назад, человек с понятными загибами, но подававший очень здравые идеи...
- Пройдёмте… – пригласил гостя в кабинет Евгений Маркеллович.
Вележский с лёгким стоном опустился в посетительское кресло, сообщая, что радикулит – не шутка и требует внимания.
- Итак, лет десять назад, – продолжил Вележский. – Или двенадцать, или восемь… Скорее, восемь… Костя высказал оригинальную мысль. Read more...Collapse )
ЧБ

Об "экологическом мышлении"

Когда люди говорят (даже всуе) "Бога прогневали!", в них ещё остаётся что-то от разумного существа. Может быть, и наоборот: оно в них прорастает.
Когда боятся, что "разгневали природу" - это уже полный финиш, угар советской власти со сдвигом на "плохой экологии".