March 12th, 2011

ЧБ

Из "Падения Кунсткамеры"

Веня мыл казённый пол, делёный на квадраты из серого зернистого материала. В жилых домах такие полы бывают лишь в общих коридорах. Они новее и по первости куда симпатичнее каменистого тёмного бетона, с первого класса Веней называвшегося жёваным камнем. Но по сути новые квадраты остаются тем же самым присутственным жёваным камнем и быстро надоедают, лишаясь новиночных симпатий. Швабра то скользила рывками, пропуская много сухого места, то застревала между Веней и полом. Веня за последние недели две навострился мыть полы, но сегодня руки не слушались, глаза слипались (пуще обычного), и подбородок норовил подвернуться под палку швабры. «Шваброй в лузу посылают лузеров…» – сонно, но остро подумалось Вене. Припомнилась Аврора, пославшая его катиться по длинной дороге, освещённой не столько фонарями, сколько свечением снега. Снег светится отражённым светом, как луна, даже совсем без фонарей. Странно: в тёмном пространстве не видно исходного света, но луна и снег светятся его отражением.

Вене было тошно – от недосыпа и от сегодняшней внезапной неопределённости, требующей немедленных действий и хоть бы капли удачи. Наконец, нестерпимо тошно было и от накатов осознания: до чего же глубóко вляпался. Недосып ещё возможно было как-то перетерпеть, сон – это семечки, фигня в сравнении с настоящими горестями. А с познанными Веней бедами ни справиться, ни хотя бы рассудить бесплодно – что хуже, "плохо" сегодняшнее у горла или "плохо" вечное и вездесущее? – никак не получалось. Логически мысля, можно понять, что немедленно следует разобраться с сегодняшним злом, а про зло, давно нависшее над горизонтом, лучше пока не думать.

Но то логически, в какой-нибудь игре, а это была единственная Венина жизнь. Он был бы рад, если б эта подлинная жизнь ощущалась отстранённо, занемело, словно члены, поражённые болезнью, но счастливо не чувствующие боли. Наверное, душа – это и есть осознаваемая жизнь. Хрупкая, часто порочная система, состоящая из внутреннего устройства, протянутого наружу волоска восприятия и того, что мы считаем огромным внешним миром. На самом-то деле, этот мир, хоть на беду нам труднопредсказуем, предсказуемо ограничен. Всего интересного не прочтёшь, во всех местах не побываешь, со всеми людьми не познакомишься. Самая богатая жизнь очень мала, как пространство, которое может оползти улитка. Какой-то грек предположил, что наше зрение – это сноп тончайших щупалец, выпускаемых из глаз. Непонятная и нелепая идея устройства, но ведь восприятие наше, если вдуматься, столь же нелепо, хоть и понятно. А восприятие – это есть и наша душа внутри, и доставшаяся нам часть наружного бытия. Так нехитро и безвыборно сделана жизнь. Она часто мучает нас, а мы – это она, случайно истязающая саму себя.

Венина жизнь корчилась от боли. Вечная чёрно-багровая прорва ужаса нависала над Веней. Во времени она казалась уже не только бесконечной, но и безначальной. Прежний, безгрешный Веня умер невыразимо давно. Грехопадение случилось до настоящего начала времён.Read more...Collapse )
ЧБ

Записки на диссонансах

Плох тот Рим, который не считает другой Карфагеном.

Реакция цепных.

Гудел, как мохнатый шмель, подбитый из рогатки.

Девушка была раза в полтора покрепче своей подруги.

- В либералки подалась? В эмансипе? Может, тебе и паспорт отдельный выписать?

Лумумбарийская рекламная акция.

Докторантка: "Это так, для бздюма".

Межбюстье.

Проще быть проще.

Пародии на халтурную прозу отличаются от оригиналов поэтическим ритмом.

Будут грызть цемент, не запивая.

Весь телефон порвал.

- У меня башибузуки ремонтируют. Один говорит: "Э, купи новый унитаз, красиво будэт".

- Самовыразивцы хреновы!

Шпионская сказка:
- А я Мышка-наружка.
- А я Лягушка-прослушка.
- А я Мина-лягушка.

Ночь не спал из-за солнечной активности. И какая солнечная активность ночью?

Женщина, похожая разом на Пастернака и на рекламу туалетного мыла.

Игра стоит канделябра.


И о политике:

Злые вражеские голоса.

Гражданский активист Ерусланчик-Лазаревич.

Поклёп, напраслину и диффамацию возводят.

Антисталинизм с человеческим лицом.

Азефы пошли на гапонов.

Социалисты с человеческим лицом и капустой в бороде.

Все они вышли из одной носовой перегородки.

Что плохо для русских - то демократия.

Обряд целования Председателя Земного Шара в задние уста.

Ходить на задних лапах перед Медведом.

Итог перестройки-2: Цапок, отжимающий у Медведева айфончик.