March 7th, 2011

ЧБ

Падение Кунсткамеры. Глава 9(7)

Гор вышел из яйца в подвале дома Блиц-Молоньиных – Муравьёвых-Опоссумов. Он был бодр. Иха по дороге отоспалась и вылезла вслед за Гором посвежевшей и корректной. Сеть сообщала о росте популярности субкультуры ордыничей. Назавтра к Маузеру были приглашены Алексей Порфирьевич Золотовозов, Помёткин, Витяжников и сам Олег Петрович Гусынин. С Олегом Петровичем Гору пришлось созвониться и поговорить по душам, а политические тяжеловесы навострили лыжи как миленькие.

- Нужно будет перевезти ещё часть гардероба к Маузеру, – заметил Гор, когда они с Ихой подымались в прихожую в ар-декорном лифте с решёткой пальмами (её сковала та самая Лена, подруга Юлии).
- Заведите ещё один гардероб! – смеясь начальской простоте, посоветовала Иха. – Вы занимаетесь вселенскими вопросами, не отвлекайтесь на перевешивание штанов!
Подбежавшая Наташа кротко выдохнула:
- Мстислав Сергеевич, вы надолго?
- Добрый вечер… – смущённо произнёс Гор. – Сегодня мы намерены остаться здесь на ночь.
Наташа, понурившись, повернулась и ушла на кухню.

Мстислав Сергеевич вымыл руки, напевая про магнолию в тропической лазури. «Там-там-тадирайдам, ах, тадирадайрадам, ах, райдам…». Да, всё положительно закручивается в нужную сторону.

В гардеробной уже хозяйничала Иха – в коротком шёлковом халате, позаимствованном у Ингеборги, в сетчатых чулках и в домашних туфлях с меховой опушкой, реквизированных у Гора. Настроена Иха была критикански.Read more...Collapse )
ЧБ

Последний и самый страшный

Интересно, что по мере появления новых знакомых (или более тесного общения с кем-то из старых) от одного человека к другому переходит роль не только самого интересного на данный момент (а часто и самого близкого), но и самого страшного, того, перед кем испытываешь наибольший трепет. Иногда таких смущаешься и побаиваешься с непривычки. А иногда и за дело. Но потом привыкаешь. Или учишься с ним обходиться.