February 20th, 2011

ЧБ

Падение Кунсткамеры. Глава 9(3)

Надо сказать, у Евгения Маркелловича Скопина, кроме того, чтобы переодеться перед вечером у Жозефины, имелось ещё одно дело. Выйдя из метро, Скопин, прежде чем направиться домой, занял место за столиком в простеньком кафе, где иногда назначал солидные, но необременительные встречи. Ровно за пять минут до назначенного времени перед столиком возник высокий, отлично сложенный господин сдержанно-начальственного типа, видимо ровесник Скопина. Он был чрезвычайно представителен, но во всём являл противоположность улыбчивому рассеянному Вележскому.

Сергей Павлович снял гремящий кожаный плащ, слегка пожал протянутую Скопиным руку и опустился за стол.
- Как ощущения? – спросил он.
- Смешанные, – с заминкой ответил Скопин. – С одной стороны, радует, что наконец-то прижали Гондольера…
- Выгодополучатель – Маузер, – скептически подчеркнул Сергей Павлович.
- Зато петля затягивается вокруг Гонорьева. Это прямая угроза Маузеру.
- Таких, как Гонорьев, никогда не давят до конца. А уж Маузеру бояться нечего. В общем, опять у тебя сильнейшие надежды…
Скопин, в свою очередь, спросил с заметной тревогой:
- А как твои ощущения?
- Отвратительно. Всё, как выражаются книжные барышни, профукано. Сплошное бездиоксиновое мусоросжигание, единственная альтернатива которому – повальные технологии прорыва.
- Всюду жизнь и всюду гангрена, – частично согласился Скопин.
- Где ты увидел жизнь? Я сомневаюсь, что даже существование Рецимерова, Штейнберга или Маузера можно считать жизнью. А всякие Гонорьевы, Магницкие, Белкины – это вообще иной способ существования белковых тел.
- Отчего же? – усомнился Скопин.Read more...Collapse )