November 14th, 2008

ЧБ

Детская ода вольности

Осмысливая косяки добрейшего и умнейшего Шмелёва (уж не то что в голоштанной Италии, но и в стране Болгарии под турками русскому человеку дышится вольнее, чем в разокаянной крепостной России, и всякий, кто читать по складам умеет, это поймёт и с тоски зачахнет), пришёл я к мысли о том, что одна из главных идейных бед русской интеллигенции - что она, интеллигенция, если не вся, то в очень значительной части (захватывающей отнюдь не только худших), искони относилась к свободе, словно к чему-то мистическому, вроде варяжской "удачи". А свобода - штука божественная, но очень определённая, состоящая из конкретных возможностей и деяний.