?

Log in

No account? Create an account
domety's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Friday, February 10th, 2006

Time Event
2:44a
Омоложение кадров, или Самоварный телёнок.
По мере просмотра нового «Золотого телёнка» (занятие, увы, нерадостное) у меня возникло несколько гипотез. Я не вчитывался в титры, не изучал в Интернете послужные списки создателей фильма, но попытался вникнуть в их логику.

Фантазия авторов поражает. Им что комсомолка Зося, спортсменка на руинах черноморской мелкобуржуазности, что Дуня, разбитная торговкина племянница. «Гламурность» обязывает выставить обеих завитыми полусветскими девицами – прямо из рекламы «под коммунальную кухню», намозолившей глаза и уши многим телезрителям.

Можно поднатужиться и поверить, что ребусник Синицкий – действительно восьмидесятилетний старик, а не персонаж с наклеенной бородой из бородатых комедий.

Допустим, и дворник Пряхин как будто не испитой дядька, а молодой пьяница с розовой физией. Но камергер Митрич в 1930 г. никак не мог оказаться цветущим балбесом с рыжими баками, явно выпущенным из пажеского корпуса накануне революции. Очевидно, создатели фильма плохо себе представляют, чем камергер отличался от камер-юнкера. Поясню, что первый придворный чин присваивался, например, заслуженным губернаторам, а второй (к обиде Пушкина) – Сашам Корейко с очень громкими фамилиями. Но и таковые, уцелев при новой власти, вели себя незаметно, а не пижонили псевдоаристократической растительностью, в отличие от Баянов и Скрипкиных.

Конечно, и бухгалтера Берлагу можно вообразить в обличье необъятного мхатовца Семчева. Но с какой стати в сумасшедшем доме он оказывается в компании не поживших «буржуев», а чудных молодых людей вроде Хармса и Олейникова? Увы, черноморские лжеобэриуты начисто лишены жутковатого обаянья последних. Птибурдуков и Варвара, вроде бы интеллигенты, которым совесть не позволяет отодрать от себя паразита Лоханкина, изображены такими кретинами, что Лоханкин в исполнении Михаила Ефремова ненароком предстаёт коллегой Бендера.

Вообще хорошие артисты – Меньшиков, Назаров, Ефремов – смотрятся среди своих странных партнёров, как среди рухнувших декораций. Надо работать, а спектакль безнадёжно сорван.

По экрану путешествуют фантомы. Можно предположить, что создатели фильма очень хотели бы видеть в роли Корейко Юрия Богатырёва, а в роли Паниковского – Михаила Водяного. Но таких актёров больше нет, и пришлось устроить почти шоу двойников. Да и некоторые другие исполнители подозрительно похожи на ныне здравствующих крупных артистов. Типажи найдены. Играть некому. Симпатичный щупленький Шура Балаганов старательно заполняет место трусливого верзилы. И как только такой малец весной 1927 г. делил Союз республик на равных с опытными жуликами?

Вообще в фильме достаточно «гнили и гнуси», повергавшей во временное уныние положительных героев Маяковского, но начисто отсутствует радужный мир, созданный Ильфом и Петровым. Теперь-то мы точно знаем, что революция даже без маузера – это разруха, утраты и скорбь. Маяковского подымал над ними оптимизм. «Клопом» и «Баней» можно восторгаться, но их никогда не будут знать и любить так, как романы Ильфа и Петрова. Потому что в романах этих поют не только несбывшиеся и поруганные надежды, но весь мир, по-гоголевски поэтизированный вплоть до "разноцветных котов" и "молодых когтистых собак" у мусорных баков.

Похоже, что режиссёр получила перестроечную закваску и долгие годы собиралась претворить её во что-нибудь эдакое, потошнее, не для всех. А конъюнктура изменилась, неврастения за чужой счёт более не приветствуется. Пришлось переквалифицироваться. Странный же подбор актёров, кажется, можно объяснить тем, что молодые создатели фильма, мыкаясь без большой работы, обещали занять всех своих «однокорытников» по принципу «как только, так сразу». Лучше было бы «Первому каналу» выпустить по мотивам романа фильм-концерт, опять заняв осточертевших, но не лишённых обаяния исполнителей из обоймы (кстати, словечко «обойма» было запущено тоже Ильфом и Петровым). Получилось бы глуповато, но, по крайней мере, весело. А так… В ильфовских набросках (к ненаписанной повести о занявших Одессу римских интервентах) одесские воры, украв легионные значки, подкинули их назад с запиской: «Самоварное золото не берём».

<< Previous Day 2006/02/10
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com