domety (domety) wrote,
domety
domety

Юрий Гиренко: мнение

Ну, а общество? А обществу – плевать. В основном. Причем не потому, что «не до того». Скорее, срабатывает психологическая самозащита. Люди чувствуют, что стоит признать преступление преступлением, как от них сразу начнут требовать покаяния. А каяться не хотят.

И правильно, кстати, не хотят. Почему современные граждане России должны каяться за преступление горстки разбойников, каковой была партия большевиков в 1918 году? Да и вообще, «каяться в грехах публично» – это лютеранство и жириновщина. В христианской традиции покаяние – дело личное, интимное.

Не о покаянии речь. Об осознании того, чем была смута для России – и в какую бездну мы тогда рухнули. Этого не хочется осознавать. Хочется гордиться своей историей – всей! И потому не считать революцию и советскую власть пятном на прошлом. Иначе что – наши отцы и деды жили зря?...

Не зря. Но смута – была. Самоубийство страны почти состоялось. И об этом нельзя забывать.

Поэтому день 17 июля надо помнить – как мы помним день 22 июня. Как день национальной катастрофы. Историк Тимофей Шевяков предложил сделать эту дату днем поминовения жертв гражданской войны. Всех ее жертв – красных, белых, любых. И он прав.

Надо помнить и скорбеть о мученической смерти троих мужчин, семерых женщин и одного ребенка в Ипатьевском доме. Зажигать поминальные свечи и молиться. Чтобы никогда больше не рухнуть в пропасть смуты и не сделать убийство частью обыденности.

Не праздновать. Не «отмечать». Не плясать на костях. Просто помнить.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments